8 495 540 43 40
8 800 333 02 35
г. Москва, Ленинградское ш., д. 38
Заказать звонок
Главная    >    Новости    >   

Виталий Зарудин: Если каждый из нас начнет бороться с коррупцией прямо сейчас, то в конечном итоге мы добьемся успехов

02 апреля
Виталий Зарудин: Если каждый из нас начнет бороться с коррупцией прямо сейчас, то в конечном итоге мы добьемся успехов

Коррупция в госзакупках — хорошо налаженный механизм мошенничества. Каждый раз чиновники находят все новые способы провести очередную коррупционную схему. Сегодня, помимо государственных ведомств, раскрытием таких схем занимаются общественные организации. Одна из таких — «Безопасное Отечество». Председатель координационного совета этой организации Виталий Зарудин проводит бесплатные семинары для желающих узнать об основных способах разоблачения мошенничества в госзакупках и присоедениться к деятельности организации. Об основных коррупционных схемах и приемах чиновников Виталий Зарудин рассказал в интервью ПАСМИ.

Биографическая справка

Виталий Зарудин начинал трудовой путь с рабочего. После школы был грузчиком на складе предприятия «МОСВОДОКАНАЛКОМПЛЕКТ» (заводе, который обеспечивает потребности Московского водоканала). Виталий окончил профессиональное техническое училище по классу скорняжных работ и успел попробовать себя в меховом деле. После прощания с юношеским максимализмом, пришел к выводу, что юридическая специальность для него самая близкая.

- Расскажите, пожалуйста, о себе, своей карьере. Вы из простого рабочего стали борцом с коррупцией, проректором Академии управления, медицины и права. Как получилось, что вы стали бороться с коррупцией, с чем это связано?

- В 97-м году я попал в систему московского здравоохранения, где проработал 13 лет и занимался исключительно госзакупками. Это было еще то время, когда закона № 94-ФЗ не было и в зачатке, был только Указ Президента о предотвращении коррупции. Тогда делались только первые шаги в создании системы госзакупок, существующей сегодня. Но в один момент, до начала пертурбаций в руководстве города, я покинул московское здравоохранение и отправился на вольные хлеба. Я вернулся в свою родную Академию, где получил образование, и начал заниматься организационно-методической работой. Параллельно же мы с моим коллегой и другом Дмитрием Жирковым сделали свой бизнес, который и по сей день существует и оказывает юридические и бухгалтерские услуги. Понимая всю проблематику госзакупок и регулярно сталкиваясь с этой проблематикой на практике, мы решили создать общественную антикоррупционную организацию, которая будет бороться с произволом, царящим в государственных закупках в нашей стране. Мы начали этим заниматься, потому что у нас есть своя гражданская позиция, и мы знаем, как бороться, и можем помочь.

- Сейчас функционируют довольно большое количество антикоррупционных организаций, что не удивительно. Коррупция опутала все общество. В чем основные отличия Вашей организации от других?

- Все очень просто: многие говорят — мы делаем. Это наше главное принципиальное отличие от других общественных организаций и объединений, которые именуют себя антикоррупционными. Мы занимаемся реальным делом: выявляем нарушения, пишем обращения к заказчику и в ФАС (Федеральную антимонопольную службу), если надо, судимся, добиваемся отмены нечестных торгов.

По закону есть три формы противодействия коррупции: профилактика, борьба с коррупцией и ликвидация последствий. Но практика показывает, что у нас в стране ликвидировать последствия бесполезно. Потому что, когда деньги уже «распилены», растащены, вернуть их уже невозможно. Получается, что борьба с коррупцией начинается, когда сам факт коррупции уже произошел. Мы борьбой с последствиями тоже занимаемся, но по эффективности на первом месте стоит другой метод. Ключевым методом, на наш взгляд, является профилактика, ведь задача состоит в том, чтобы коррупции не было. Исключить на начальном этапе саму возможность коррупционных деяний со стороны чиновников и государственных лиц, представителей бизнес-сообщества,— вот наша основная цель.

- Это возможно? Каковы вообще Ваши шансы и шансы государства на успех?

- Конечно, да. Коррупция в госзакупках строится на том, что чиновники вступают в сговор с представителями бизнеса и формируют условия закупки под последних, отсекая возможность участия других поставщиков. Таким образом, снижается конкуренция и исключается снижение цены. Мы занимаемся профилактикой таких деяний через Федеральную антимонопольную службу. В каких-то случаях чиновники находят «выходы», но и мы не стоим на месте, ведь помимо антимонопольной службы есть правоохранительные органы, которые проводят проверки по нашим обращениям. Например, сейчас ведется проверка по незаконному строительству в университете РГСУ. Были объявлены торги на постройку спортивного комплекса стоимостью 233 млн. рублей, который уже вовсю строился. Понятно, что такие торги проводятся под «своего» подрядчика.

Еще, я думаю, что все силы в обществе должны объединить усилия по борьбе с коррупцией, в том числе объединить усилия надо и с государством, чтобы средства, выделяемые на борьбу с коррупцией, шли не на новую коррупцию, а на реальные дела. Вообще надо, конечно, осознавать, что победить это зло тяжело, потому что оно исходит из менталитета людей и существует не только по вине чиновников. Например, производитель, который хочет продавать продукцию на московском рынке, приходит в торговые сети типа «Метро», «Пятерочки» и дает взятку. Это ведь тоже коррупция. И здесь чиновники вообще не причем. Более того, если на государственном уровне есть хоть какие-то правила, закон, постановления, положения, условия торгов, конкурсная документация, то на рынке ничего этого нет. Есть «хозяин», который говорит: «Я у тебя курицу брать не буду, я буду вот у этого брать». А почему? Может быть, он ему кум или брат или денег больше дал. Поэтому на бытовом уровне коррупции не меньше, а, возможно, и больше, чем в государственной сфере. Только здесь предприниматель распоряжается своим хозяйством, он в карман к гражданам не лезет, а чиновник, распоряжаясь государственными бюджетными деньгами, ворует у народа. А еще есть госкорпорации и государственные унитарные предприятия, где также процветает коррупция. Это многогранная проблема, которой надо заниматься, если мы хотим изменить жизнь к лучшему. Во всем мире говорят, что в России есть серьезная проблема с коррупцией, и это снижает экономическую привлекательность нашей страны, соответственно, сюда не приходит бизнес, не приходят деньги, так необходимые экономике нашего государства. Мы теряем возможность получать качественный товар, устраиваться на хорошую работу с достойной зарплатой.

Проще всего, конечно, выступать с позиции пессимиста. Для меня же важно что-то сделать для нашего общества, для страны, оставить какой-то след в истории. И люди, которые вместе со мной работают, хотят того же, у них нет коммерческого интереса.

- Какие средства и методы необходимы для успешной реализации поставленной цели?

- Сейчас мы разрабатываем новую систему, которая позволит в скором времени в автоматическом режиме контролировать госзакупки, а пока вручную используем средства, предусмотренные законом. В законе говорится, что любое лицо, т. е. гражданин, любая организация вправе анализировать ту или иную закупку, и в случае нарушения закона, обратиться в антимонопольную службу, суд или правоохранительные органы. В рамках этих правовых норм мы и работаем.

- Ваш проект «Общественный контроль» существует уже год. Каких результатов удалось добиться за это время?

- Мы обжаловали более 360 незаконных торгов за прошлый год, а это более 15 млрд. рублей в ценовом выражении. Мы не говорим, что результат феноменальный, потому что практически только начали нашу работу. Люди читают информацию в СМИ, приходят на наши семинары и видят, что мы занимаемся делом, а не разговорами, и начинают помогать. Многих это затягивает. Потому что прищучить нечестного чиновника – процесс увлекательный, интеллектуальный, требующий определенной квалификации. Это не просто двор мести. Кстати, по поводу метл. Чиновники радуют богатой фантазией. Не так давно мы заставили московских чиновников устранить нарушения в торгах по уборке территории, где они для дворников покупали метлы «взыскательного вкуса» и веники исключительно «из юго-восточной Африки» за 19,5 млн. рублей.

Бывают смешные ситуации, бывают печальные. 28 февраля направили жалобу в антимонопольную службу по закупке для чиновников в Московской области автомобилей Lexus LX 570 на 19 млн. народных денег. С одной стороны, сама покупка дорогих иномарок не противозаконна, если бюджет предусматривает выделений денег. С другой стороны, зачем джип чиновнику в Московской области? Еще в техзадание включили специальную внедорожную резину для трофи-рейдов — ну понятно же всем, что на рыбалку они будут ездить или еще куда-нибудь. Причем, все характеристики в техзадании даны только под Lexus и налицо ограничение конкуренции. Мы обратились в антимонопольную службу и уверены, что нас поддержат в этом случае. Все-таки я думаю, что в Московской области есть задачи приоритетнее, которые можно за эти деньги решить — в здравоохранении, в образовании, садик начать строить, в конце концов.

- «Безопасное Отечество» позиционирует себя как независимая организация, в то же время, Вас поддерживает президент Владимир Путин. Как получилось, что общественной организации удалось получить такую серьезную поддержку?

- Дело не в том, как мы себя позиционируем и. Я думаю, что президент поддерживает здравые начинания, которые являются конструктивными, где делаются реальные дела.

- У Вас большая организация, которая занимается масштабной деятельностью, что требует значительного финансирования. Каковы основы существования организации?

- Основой существования является наш с Дмитрием Жирковым бизнес, о котором я уже упоминал. Часть от дохода после налогообложения мы вкладываем в развитие организации. Также у нас есть поступления от членских взносов, но они небольшие — порядка 500 рублей с человека. Ну и в виде добровольной помощи нам тоже какие-то деньги перечисляются. Но в основном, это наши личные деньги. А самый главный вклад в основы существования организации – это, конечно, инициатива людей, которые работают с нами, их деловой вклад в развитие наших проектов.

- Вы реализуете масштабный антикоррупционный проект. Расскажите об основных коррупционных схемах и мошенничестве в сфере госзакупок, исходя из Вашего опыта.

- Основная коррупционная схема следующая: заказчик, чаще всего чиновник, говорит знакомому поставщику: есть потребность за бюджетный счет приобрести товар или заказать услугу. Они договариваются составить техническое задание, которому соответствовал бы только товар, который есть исключительно у знакомого поставщика. Это так называемое ограничение конкуренции. Когда условия закупки сформированы таким образом, что в ней не может участвовать никто, кроме конкретного поставщика, и заказ происходит по максимальной цене. За это предприниматели приносят чиновнику обналиченные денежные средства или иную выгоду.

- Вы проводите бесплатные семинары «За честные госзакупки», каковы основные положения Вашей концепции? Кто приходит на семинары, каков контингент? Каковы основные цели людей, посещающих Ваши лекции?

- На семинарах мы даем всем желающим бесплатно начальные навыки и знания, касающиеся законодательства, объясняем на примерах из реальной работы, как выявить нарушения и что делать, когда нарушения найдены. Мы раскрываем реальные коррупционные приемы, которыми пользуются чиновники. Например, один из таких приемов — «Веселая азбука», когда в названии торгов заказчик специально использует латинские буквы, чтобы потенциальный поставщик не смог найти закупку. Зашифрованное же название получает поставщик, с которым существует договоренность. Один наш волонтер после семинара выявил сразу 15 таких нарушений. В этом году «продвинутые» чиновники пошли дальше, теперь название торгов они пишут русскими буквами, но между ними ставят пробел, что значительное усложняет поиск.

К нам на семинары приходит разношерстная аудитория: чиновники, коммерсанты и просто интересующиеся. Половину аудитории составляют коммерсанты, которые учатся выявлять нарушения и с ними бороться. Важная составляющая противодействия коррупции: когда участвующий в закупке предприниматель понимает, что она коррумпирована, приходит к нам на семинар и узнает, как он может предотвратить нарушение. После семинара он начинает обращаться в антимонопольную службу, которая дает заказчику предписание об устранении нарушений. Это большое дело. У нас не хватает сил на то, чтобы контролировать все закупки, но с каждым разом к нам приходят новые люди и активисты, мы проводим семинары, обучаем людей, и они уже, в свою очередь, начинают тоже влиять на этот процесс. Наша образовательная программа расширяется и в марте стартует федеральный образовательный проект, который мы организовали вместе с МГГУ им Шолохова и Росмолодежью, где активисты общественных организаций смогут обучаться бесплатно.

- А много людей присоединяется к Вашему проекту или же чаще всего его воспринимают как антикоррупционный ликбез?

- Помочь хочет все больше людей, кто-то волонтером работает в свободное от работы время, а кто-то и вступает в организацию. На сегодняшний день в нашей организации более 1600 членов, и их количество постоянно растет. Только на прошлой неделе было порядка 100 заявлений на присоединение к проекту в качестве членов организации. Наш результат – это на 90% работа активистов и волонтеров, которые совершенно безвозмездно нам помогали.

www.pasmi.ru