8 495 540 43 40
8 800 333 02 35
г. Москва, Ленинградское ш., д. 38
Заказать звонок
Главная    >    Новости    >   

Антикоррупция-2012: новое возбуждаем, старое забываем

09 января
Антикоррупция-2012: новое возбуждаем, старое забываем

Осенью уходящего года борьба с коррупцией в стране приобрела невиданные масштабы. В путинской России расследование должностных злоупотреблений никогда не приводило к отставке входящего в президентский ближний круг министра и арестам из его окружения.

В 2012-м же пал министр обороны Анатолий Сердюков, назначенный Путиным и пять лет руководивший военным ведомством, как ему вздумается. Затем были «трубное дело» в Санкт-Петербурге с обысками у высокопо­ставленных питерских чиновников, хищения при подготовке саммита АТЭС во Владивостоке с арестом экс-замминистра, «дело ГЛОНАСС» и другие коррупционные скандалы. Однако ближе к концу года кампания пошла на убыль: силовые ведомства перестали сообщать подробности громких расследований, количество фигурантов дел не множится.

В уходящем году российскую правящую элиту сотрясли сразу несколько громких коррупционных скандалов. В ноябре свой пост потерял министр обороны Анатолий Сердюков, до 2011 года являвшийся председателем совета директоров ОАО «Оборонсервис». Принадлежащую Минобороны компанию заподозрили в аферах с военной недвижимостью: в настоящий момент ущерб от распродажи армейских объектов за бесценок оценивается примерно в 6 млрд руб. При этом у следствия есть подозрения, что в махинации был вовлечен министр Сердюков. Правда никаких следственных действий в отношении него пока не проводится.

Основная фигурантка по делу «Оборонсервиса», экс-глава департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева, которую СМИ активно «сватают» с экс-министром Сердюковым, заключена под домашний арест. В следственный изолятор отправлены лишь несколько нижестоящих исполнителей афер из коммерческих посреднических структур.

С военной сферой связан и скандал в госкорпорации «Российские космические системы» (РКС), которая занимается развитием навигационной системы ГЛОНАСС. По данным следствия, руководители РКС расхищали выделявшиеся на спутниковую программу средства: работали с фиктивными фирмами, которые не выполняли необходимые работы, делясь получаемыми деньгами с руководством компании. Подобным образом мошенники присвоили примерно 6,5 млрд руб.

Серьезный коррупционный скандал возник и вокруг бывшего министра сельского хозяйства Елены Скрынник. Госкомпания «Росагролизинг», которую Скрынник возглавляла до 2009-го, украла или не должным образом потратила (следствие пока разбирается в этом) около 39 млрд руб. Обвинения Скрынник не предъявлены. Сама она недавно вернулась из Франции и уже заявила, что готова защищать свое честное имя в судебном порядке.

Осенью также выявились злоупотребления в ходе подготовки к саммиту АТЭС во Владивостоке. Счетная палата обнаружила хищения из бюджета более 8 млрд руб., выделенных на строительство объектов к саммиту. По данным аудиторов, были выделены и полностью освоены 689 млрд долл., при этом к началу саммита в эксплуатацию ввели лишь 23 объекта из 67 планировавшихся.

По делу арестован экс-замминистра Минрегионразвития Роман Панов, который за две недели до ареста занял пост председателя правительства Пермского края. Ему по статье «Мошенничество» грозит до десяти лет лишения свободы.

Однако бодро начатая антикоррупционная кампания к концу года стала буксовать. Активно комментировавшие ход расследований пресс-службы силовых ведомств как в рот воды набрали. Председатель Следственного комитета России (СКР) Александр Бастрыкин и вовсе не исключил, что после серии сложных финансово-экономических экспертиз по делу «Оборонсервиса» может выясниться, что это не правонарушение, а «такова была конъюнктура рынка».

И действительно, дела против оппозиционеров (Развозжаев, Навальный и др.) и фигурантов «Болотного дела» у СКР получается расследовать гораздо эффективней. Главное коррупционное разоблачение 2011 года — о крышевании подмосковными прокурорами сети казино — постепенно разваливается. Все фигуранты уже освобождены: одни за сделку со следствием, другие по истечении предельных сроков пребывания под стражей. Единственным, кто до сих пор томится за решеткой, остается бывший первый зампрокурора Московской области Александр Игнатенко, и то только потому, что он находится в руках польского правосудия. Решение о его экстрадиции уже принято, в начале февраля он окажется в России, и не исключено, что тут же выйдет под подписку о невыезде.

Еще более раннее скандальное уголовное дело об откатах, которые платили представители концерна Daimler-Benz российским чиновникам за госзакупки автомобилей, и вовсе за несколько лет не продвинулось ни на шаг. Как не было ни одного обвиняемого, так по сей день и остается. Представители СКР очень неохотно комментируют ход этого расследования. За два года разговорчивый Владимир Маркин, регулярно выступающий «рупором» СКР, заявил всего лишь, что есть несколько подозреваемых по этому делу. Позднее Дмитрий Медведев, еще будучи президентом, разъяснил, что речь идет о посредниках, а не чиновниках.

«Власть, начиная борьбу с коррупцией, хотела лишь одернуть чиновников, пересажать толпу власть предержащих задачи не стояло, — считает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Другая цель антикоррупционной активности властей — перехватить инициативу у оппозиции, которая стала зарабатывать политические очки на борьбе с коррупцией».

«Не за горами очередные митинги, вот власть и пытается выбить главный козырь из рук Навального и различных координационных советов», — соглашается политолог Николай Злобин.

«Путин ищет пути примирения с активной частью российского общества, чьи представители выходили на Болотную площадь и проспект Сахарова, он хочет сам возглавить борьбу с коррупцией, — продолжает политолог Станислав Белковский. — Однако активная фаза борьбы с коррупцией начата слишком поздно: в отличие от ситуации пяти-шестилетней давности сегодня активная часть российского общества связывает коррупционные проявления во многом с самим Путиным. Поэтому антикоррупционные акции будут восприниматься скорее как результат межклановой борьбы, нежели искреннее желание президента навести порядок в стране».

По единому мнению опрошенных политологов, каких-то действительно серьезных «посадок» ждать не следует, выше уровня замминистра следствию подняться не дадут.

Не верят в то, что началась реальная борьба с коррупцией, и большинство россиян. По данным опросов Левада-Центра, 60% из них уверены, что это не борьба, а кампания, и проводится она лишь для того, чтобы отвлечь население «от реальных проблем в экономике страны и неспособности государства исполнить обещания».

Коррупционный же скандал в Мин­обороны и вовсе убедил 80% опрошенных во «всеобщем разложении и коррумпированности власти». И лишь 12% уверены, что это было «единичное и нетипичное явление для высшего руководства страны».

www.rbcdaily.ru